4aef3a5d

Яров Ромэн - Основание Цивилизации



Ромэн Яров
Основание цивилизации
В конце концов гонки на машинах времени все-таки были включены в
программу соревновании по техническим видам спорта. Длительная и упорная
борьба энтузиастов увенчалась успехом. Энтузиасты гордились, и было чем.
Давно уже, с того дня, как в газетах появилось первое сообщение о создании
опытного образца машины времени, поток писем в редакцию научно-популярных
журналов "Знание - молодежи", "Наука - сила", "Техника и жизнь" увеличился
вчетверо. Журналы сперва отмалчивались, а потом все сразу опубликовали
описания прогулочного, туристского и спортивного вариантов машины времени
с цветными чертежами на вкладках. Вскоре образовалась и спортивная
федерация путешественников в прошлое. Почетным председателем ее избрали
стосорокасемилетнего старца. Провели несколько небольших соревнований на
дальние дистанции, глубже шестнадцатого века не удалось пробиться никому.
А между тем лучшие гонщики международного класса ходили уже в первый век
нашей эры. Неожиданно из Швеции поступило сообщение, взволновавшее всю
спортивную общественность. Девятнадцатилетний гонщик Иорген Иоргенсен
прошел двадцать четыре столетия за три часа восемнадцать минут сорок
восемь и три десятых секунды. Ответом на сообщение явилась статья в
спортивной газете под большой шапкой: "Восстановим былую славу". В статье
критиковались заводы, наладившие серийный выпуск машин времени для научных
нужд и забывшие о спортсменах. Критика подействовала, несколько спортивных
образцов было изготовлено и испытано, результаты оказались великолепными.
И тогда было принято решение включить гонки по времени в программу
спартакиады по техническим видам спорта.
От метро к стадиону шел народ. Стрекозиными крылышками потрескивали
программки, зажатые полукружьем в руках продавцов. "Последний заезд! Гонки
на дальность! Участвуют Василии Федосеев, Константин Парамонов!.." Сияло
солнышко, гремела музыка, шаркали бесчисленные подошвы, шныряли мальчишки.
Всем было весело, и все спорили.
- У Парамонова выдержка, ритм! А что, простите, у Федосеева?..
- Однако в Сухуми на тренировках...
- Парамонов, Парамонов! Что ваш Парамонов? Вот когда Федосеев...
- Не забивайте мне баки вашим Федосеевым...
Осведомленность болельщиков потрясала. Целая наука с прогнозами и
экспериментами, с неопровержимой логикой, с методологически правильно
сформулированными задачами, с антагонистическими школами развивалась на
свободном пространстве между метро и стадионом. А с афиш взлетали к
вершинам славы синие гонщики, и вокруг них разматывались по спирали Афины
и Спарта, Рим, Карфаген, Византия, Чингисхан и Наполеон. Всю глубину
человеческой истории означала, по мысли художника, эта спираль. Правда,
ничего такого гонщики увидеть не могли. Останавливаться на дистанции
категорически воспрещалось.
На гаревой дорожке стадиона спортсмены ожидали сигнала. Они стояли не в
ряд, а кто где придется. От них требовалось не опоздать со стартом, место
же старта не имело значения. Тренер Федосеева - седой ветеран из
испытателей - щупал на шасси машины какие-то гайки и шептал на ухо своему
питомцу последние заклинания:
- Главное - равномерно иди. Ты горячий, но старайся сперва
сдерживаться. Жди, пока войдешь в ритм. Ну, а потом уж, конечно, жми
вовсю. У Кости с ориентацией в темпе слабовато - ты помни об этом. И не
забывай про плазменную тягу...
Он сбросил клетчатый пиджак на руки мальчиков из клуба: могучая его
рука, обтянутая рукавом спортивной куртки, легла Васе на



Назад