4aef3a5d

Яров Ромэн - Магнитный Колодец



Ромэн Яров
Магнитный колодец
- Здесь ведь все свои, - сказал пилот корабля ПГД-Х(А), - значит, и
сознаться можно, что нет ничего скучнее рейсов дальнего радиуса. Конечно,
неправильно утверждать, что тоска сразу после вылета охватывает. Нет,
первую пару сотен световых лет даже интересно. Смотришь в иллюминатор,
созвездия мелькают - одно, другое, третье, а ты в центре, и будто все они
вокруг тебя вертятся. Картина! А потом надоедает. И так-то мне однажды
невмоготу стало! Решил я спуститься на первую попавшуюся планету.
Лететь мне было еще далеко - вез я груз замороженных свежих деревьев
для посадки на планете у самого края обитаемой Вселенной. Там еще в то
время только амебы в первичном теплом бульоне плескались, но уже
готовились начать длинную цепочку превращений - до самого человека. Вот и
надо было, чтобы он в холодные зимы без топлива не остался, а также
кузнечное дело мог развивать. Ценные породы деревьев, которые я должен был
высадить, со временем образуют густые леса. Потом леса свалятся в
первобытные болота, спрессуются, и к тому времени, как человек встанет с
четверенек, у него уже будут великолепные залежи антрацита под ногами. Но
это к слову.
Ну вот, свернул я в сторону от основного маршрута, добрался до
созвездия Водолея, выбрал звезду не очень сильной яркости - вроде нашего
Солнца, нашел несколько планет, что вокруг нее крутятся, и гадаю: на какую
же опуститься? И тут я до одной вещи додумался. Проверить все планеты на
магнитное поле и на ту садиться, где оно есть. А ход мыслей у меня был
такой: на Земле ведь тоже сперва ничего не имелось, кроме естественного
магнетизма; однако какое-то время спустя все появилось. С тех именно пор,
как компас изобрели. Есть магнетизм - есть техническая цивилизация, есть
живые, культурные люди, с которыми и время провести приятно. Так я
рассудил. И жизнь подтвердила: совершенно правильно.
Смотрю на приборы, смотрю, и - вот она! Сухая, твердая планета, а
магнетизм в сто раз больше, чем земной. Человеку вроде бы не опасен: решил
приземляться. Так и сделал. Оглядываюсь - планета прекрасная, зеленая,
ручеек журчит, снеговые горы вдали виднеются. Курорт! А рядом с полем, где
звездолет мой встал, шоссе проходит.
Только я вылез, смотрю, сворачивает в мою сторону какой-то самоходный
экипаж. Остановился - выпрыгивает оттуда вроде бы человек - только одна
нога, а голова как абажур у настольной лампы. Подходит ко мне без всякого
страха, представляется, объявляет другом. Узнал, кто я и откуда, пригласил
к себе. Поехали. Смотрю, а сам удивляюсь - в машине его ни мотора, ни
колес.
- Как же ты едешь? - спрашиваю.
- По магнитным силовым линиям, - говорит. - Используем в самых широких
масштабах планетный магнетизм.
"Вот это да! - думаю. - А мы-то нефть для чего-то качали, рубали
уголек".
Наконец приезжаем. Отличный дом из монокристаллического железа. Забора
нет, вместо - силовое поле магнитное. Дальше - больше. В доме плита, но ни
огня, ни спиралек не видать. Так же как и ни атомной горелки, ни
нуклонно-водородного комбайна.
- Магнетизм? - спрашиваю.
- Он самый, - подтверждает мой новый друг. - Эта сила у нас на все
идет. Экипажи двигать, металл добывать и обрабатывать, дома сооружать,
отапливать и освещать. И все такое прочее. Ну, буквально, используем
повсюду. Нет такого дела, где бы магнетизм не применялся. Высочайшей
культуры на этом источнике энергии добились.
- Да, - вздыхаю, - а мы-то, выходит, дураки окаянные. То же самое
имеем, а совсем не туда



Назад