4aef3a5d

Янковский Дмитрий - Побочный Эффект



ДМИТРИЙ ЯНКОВСКИЙ
ПОБОЧНЫЙ ЭФФЕКТ
1.
Темнота наступила так быстро, словно кто-то спрятал заваленный снегом город под закопченным колпаком. Трескучий мороз заставлял втягивать голову в плечи и выше поднимать воротник куртки.

Олег укутал лицо махровым шарфом до самого носа, но и это почти не спасало - намокнув от выдыхаемого пара, шарф быстро покрылся искрящимся бисером льда. Сияние разноцветных реклам и оранжевых уличных фонарей трепетало в ледяных бусинках, напоминая игру света на гранях алмаза, но это не делало Олега богаче - денег в кармане почти не осталось.
Вместо тупого мотания по промерзшиму городу хотелось купить бутылку дешевой водки, запереться дома, задраиться, чтобы не знать ни о чем, ни с кем не знакомится и не встречаться, погрузившись в утомительную утеху спиртового угара. Но денег на водку не было.

А завтра вернется Шерстка, снова спросит об успехах в трудоустройстве, и услышав ответ, хмуро закроется в своей комнате, потому что никакого трудоустройства нет, да и в общем-то не предвидится. После ее приезда напиться тоже скорее всего не получится, разве что ночью, когда Шерстка уляжется спать, по обыкновению запершись в своей комнате.
Олег невольно представил, как она лежит на кровати, укутавшись в одеяло, раскидав по подушке пушистые локоны, и ему стало так жалко себя, что сердце отозвалось привычной ноющей болью.
Утоптанный снег сухо хрустел под ногами. Возле метро "Улица 1905 года" было светло и людно, торговые палатки манили сквозь стекла разнообразием напитков и снеди, яркими обманками сигаретных пачек, а главное теплом. Оно было бесплатным, поэтому прельщало сильнее всего.
Олег несколько раз звучно топнул у входа, сбивая с рифленых подошв налипшие комья снега и, потянув на себя дверь, нырнул в небольшой, отгороженный от зимы мирок. Возле кассы играл небольшой радиоприемник.

Наручные часы показали шесть вечера - время назначенной встречи, но спешить не имело смысла. Олег давно усвоил, что опоздание на десять минут только добавляет к пришедшему уважения. Можно было постоять, отогреться.
Музыка кончилась, и на радиоволне зазвучала короткая шестичесовая сводка новостей. Пальцы, отогреваясь, пронзали тело усиливающейся болью. За окном проходили люди, выпуская с дыханием облачка пара, а у самых дверей метро пофыркивала выхлопным дымом милицейская машина.

Представителя фирмы, с которым Олег собирался встретиться, все еще не было. Мир за стеклом казался кадрами из красивого фильма, словно все эти люди существовали в отдельной реальности под красочной вывеской: "Посторонним вход воспрещен". И чем меньше оставалось в кармане денег, тем крикливее и насмешливее делалась эта надпись.
Прошло пять минут. По радио передавали погоду.
- В Москве мороз обещает усилиться и трудно представить, что в американском штате Аризона уже третий день бушует невиданная гроза, - дурачился диджей. - Настоящая летняя гроза с громом и молнией, в общем...
За спиной раздался голос продавщицы:
- Молодой человек, вы просто греетесь, или собираетесь что-то купить?
- Греюсь. - обернувшись ответил Олег.
- Тогда пройдите на улицу, пожалуйста.
- Я вам мешаю? - удивился он.
- Нет. Но у вас от ног очень неприятно пахнет.
Магазин был по-прежнему пуст. Олег стиснул зубы, широким шагом пересек зал и зло толкнул дверь на улицу. Мороз закружился вокруг головы облачком пара, оранжевым от света фонарей.

Часы показали семь минут седьмого. От обиды и досады сделалось настолько жарко, что не пришлось прятать лицо под шарфом. Из низких туч, подсвеченных сия



Назад