4aef3a5d

Янитов Илья - Когда Изобрели Храбрость



Илья Янитов
Когда изобрели храбрость
Жил-был Царь. И хотя была его страна богата, он все время воевал с
соседями. "Никто не знает, что они замышляют против меня, - твердил он. -
Говорят они на языках, которые и понять невозможно, а что уж думают..."
Царь был искусным полководцем и завоевывал государство за государством.
Но чем больше стран он покорял; тем больше у него становилось соседей и
тем чаще ему приходилось воевать.
Однажды в страну приехал Мудрец, Слава о его знаниях и творениях бежала
перед ним, как волна перед носом быстро плывущей галеры. Когда Царь узнал
о приезде Мудреца, он призвал его к себе.
Я знаю, - промолвил Царь после слов приветствия, - что ученые подобны
библиотекам; они рассказывают нам о накопленной другими мудрости. В чем же
твои ученость?
- О Царь, - ответил Мудрец, - есть в твоих словах истина, но ведь
кто-то должен и приумножать знание. Я стараюсь быть, а если поможет мне
всевышний, то и буду в их числе.
- Тогда поведай мне, - сказал Царь, - что нового смогли узнать мудрецы
о нашем мире. Только говори кратко и понятно.
- Слушаю и повинуюсь, - ответил Мудрец, ибо знал, как надо говорить с
царями. - Самое удивительное это то, что наша Земля - крутящийся шар,
который в течение года замыкает круг своего движения вокруг Солнца...
- Как же так - шар? Ты говоришь несообразные вещи, - рассердился Царь.
- Ведь тогда те, кто окажутся внизу и сбоку, должны упасть. Да и сама
Земля без опоры свалится в черную бездну ушедшего времени. Вот и в
священной книге сказано...
- Извини меня, Царь, но ты просил говорить кратко, лишь одну истину,
без доказательств.
- Хорошо, - ответствовал Царь после раздумья, - я тебе поверю. Но если
Земля - шар, то, завоевывая земли соседей, я окажусь через некоторое время
царем всей Земли. И не станет мне равных. А подвиг мой, когда я стану
властелином мира, в будущем сумеют только повторить. Хотя постой, как же
мои солдаты пройдут по бокам Земли и ее низу?
- О Царь, нет на Земле верха и низа. Позволь, я тебе изъясню...
- Не надо. Я тебе верю, - и Царь надолго задумался.
- Я знаю, - в конце концов сказал владыка, - мне предназначено стать
царем всей Земли. Нет на земле полководца искуснее меня. Оружия у нас
вдоволь. Мои мастера построят достаточно кораблей. Но вижу, что не хватит
солдат. Если только каждый из них своей храбростью окажется достойным
моего таланта, только тогда я смогу выполнить предначертанное. Можешь ли
ты, Мудрец, изобрести средство, чтобы мои солдаты никого и ничего, не
боялись?
- Слушаю и повинуюсь, о Царь, - ответил Мудрец.
С того дня он не говорил ни с кем и только передавал своим помощникам
записки с приказами достать то, сделать это, поступить так. И не было
отказа в просимом: так повелел Царь. Помощники приносили ему и горный
воздух, которым дышат только орлы, и молоко матерей храброго племени Ут,
никогда и никому не покорявшегося, и яйца крохотной пичужки Сель-Сель, не
знающей страха при защите своих птенцов...
Долго делается лекарство храбрости... Но все же настал день, когда
Мудрец пришел к Царю и сказал:
- Прикажи найти среди осужденных на казнь человека столь робкого, что
принял он чужую вину.
И Царь повелел.
Узник шел, опустив голову, согнувшись, шаркая ногами, руки его
болтались, словно засохшая виноградная лоза под зимним ветром.
- Снять оковы! - приказал Царь.
Заключенный смотрел невидящим взглядом на падающие кандалы.
- В чем твоя вина? - спросил Царь.
- Перед тобой царь царей, - засуетились тюремщики,



Назад