4aef3a5d

Ян Василий - Загадка Озера Кара-Нор



literature_advtravel_asiatravel_ex_ussrВасилийГригорьевичЯнЗагадка озера Кара-Нор«Загадка озера Кара-Нор» — написан в конце 20-х годов в Москве по впечатлениям от пребывания в Туве, где автору доводилось встречаться в Саянских горах с бывалыми охотниками и рыбаками, героями рассказа, выведенными под своими именами, подтверждавшими достоверность события. Впервые опубликован в журнале «Всемирный Следопыт», 1929, № 7.
rurutbmaHaali ExportXML MS Word macro, HEX Workshop, FBtools2003-04-16В.Г.Ершов023DADEB-86E4-4946-8A7D-A4F37CDC0DBF1.0Ян В. Г. С. с. в четырех томах. Том 4.ПравдаМосква1989Василий Григорьевич Ян.
ЗАГАДКА ОЗЕРА КАРА-НОР
1. У ПАРТИЗАНСКОГО КОСТРА
Под деревьями на берегу Енисея горело несколько костров. Вспышки красного пламени озаряли обветренные лица, желтые полушубки, шапки с наушниками. Блестки играли на темных дулах ружей.

Партизаны пили баданный чай, пересмеивались, чинили сбрую и одежду. В нескольких шагах от костров было уже темно. Там стремительно неслась бурная и мрачная река.
– Эй, гвозди! — хриплый голос покрыл шум разговоров. — Укладывайся на боковую. Парома, видно, не дождаться. Завтра чуть свет начнем плавить лошадей.
– Ладно, Турков, дай уздечку справлю. Коли не выдюжит, коня потеряю, — он дикий, монгольский.
Из-под лохматой папахи торчал непослушный белокурый завиток. Молодое лицо Кадошникова склонилось над сыромятными ремнями. Ловко работало шило, всучивалась дратва.
Рядом на черном изогнутом корне корявого тополя сидел партизан в синей монгольской шубе. На широкой груди, расшитой черным плисом, распласталась рыжая борода. В голубых глазах прыгали искры костра.

Заскорузлая пятерня доставала из розового ситцевого мешка сухарные крошки, сыпала в деревянную миску, поливая мутным чаем из прокоптелого жестяного чайника. Огонь костра и тихая ночь располагали к мечтательности.
– Ядреная наша страна Урянхай! 1 — говорил, расчесывая пальцами бороду, Колесников. — Сколько землицы и какого только зверя здесь нет. Какая птица!

А рыбы всякой в Енисее сколько хошь.
– Только достань ее сперва, — буркнул мрачно парень, не отрываясь от уздечки.
– И достану! Все крестьянин могит достать, надо только, чтобы смекалка была в черепушке.
– А вот достань рыбу из нашего озера Джагатай 2, если рыба-то сверху вниз ушла.
– Поглубже невод спустить, дно зачерпнуть...
– А если у нашего озера дна нет?
– Дна нет? А на чем вода держится?
– У нашего озера подземный ход под хребтом Тануолой к другому озеру, что в Монголии. Говорят, что рыба кочует из того озера в это и назад. Буря подымается, воду всколыхнет, рыба к берегу всплывает, мы ее тогда неводами и подтягиваем.

А дна у озера нет: сколько ни спускали мы бечеву с камнем, никак не достает, а кто-то вроде как перетирает бечеву. Вроде как зубом.
– Это ты, паря, брешешь. Кто же это бечеву будет в озере перетирать? Поди, цепляется за дно.
Кадошников поднял ремни в руках, потянул их, зацепив ногой в мягком бродне, и взглянул на рыжего:
– А ты не слыхал про черного гада, что сидит в монгольском озере?
Колесников закатил глаза к небу и показал белки.
– Это, поди, тоже брехня.
– Спроси Хаджимукова. Своими зенками видел. Вот он... Эй, Хаджимуков!
У соседнего костра стоял высокий партизан, весь зашитый в бараньи шкуры. За спиной болталась винтовка с подогнутой сошкой.
– А ежели он видел, почему не притащил на аркане? Коли увидел черного гада, взял бы его живьем и послал в Москву. Пусть видят, какие звери в нашем краю водятся.
– Такого подлого гада в Москве кормить не станут. Перетопить его на сало, кр



Назад