4aef3a5d

Ян Василий - Видения Дурмана (Душа)



Василий Григорьевич ЯН
"Рассказы "Старого закаспийца"
ВИДЕНИЯ ДУРМАНА
(Душа)
Мне сказали, что в азиатской части города, в одном из отдаленных и
глухих его мест, куда европеец боится заглядывать, живет старик-дервиш,
делающий чудеса.
Я достаточно видел чудес, какие показывают обыкновенные восточные
фокусники, и не особенно им верил, но про этого дервиша говорили, что он
может вызывать души умерших. Мне сказал владелец дома, где я жил, Ораз,
что этот дервиш вызвал к нему тень его покойного отца и он говорил с нею
долгое время.
Я прошел через все базары, по узким улицам, крытым сверху рогожами,
точно по бесконечным коридорам, где тянулись вереницы многих разных людей
в пестрых халатах.
В глазах рябило от ярких красок, в воздухе пахло всевозможными
пряностями, листьями сушеного табака, жареной бараниной, горелым маслом и
тем особым запахом Востока, который чувствуется только в Азии.
Я шел вслед за моим джигитом, расталкивавшим толпу, давая пинки всем,
кто не сворачивал с пути.
Наконец мы добрались до узкого переулка, где по обеим сторонам
тянулись глухие стены без окон.
Джигит подошел к маленькой дверце и стал неистово в нее стучать. Нам
открыл калитку мальчик в парчовой тюбетейке на затылке и в длинном халате.
Он весело, с поклонами, пригласил войти и разостлал ковры под навесом,
выходившим во внутренний двор, где посередине был небольшой бассейн.
Пол двора выложен каменными плитами, кое-где среди плит посажены
цветы.
Вскоре к нам вышел худенький человек в пестром халате и в туфлях на
босу ногу. Голова его, повязанная белой кисейной чалмой, и халат,
подпоясанный зеленым поясом, были признаком того, что он из потомства
великого пророка.
Движения его были быстры, светлые глаза живо бегали по сторонам, как
будто все пронизывая, но когда они останавливались и вглядывались, то
приобретали оловянное, мертвое выражение. Темно-бронзовое лицо, оттого ли,
что выжжено солнцем, или от излишнего курения опиума, казалось темным даже
среди других восточных лиц, загорелых и смуглых. На этом лице голубые
глаза резко выделялись, светились, как две бирюзы.
Мальчик отвел моего джигита в глубину двора, где была кухня, и дал
ему кальян.
Я улегся на ковре, а передо мной на корточках уселся старик, обняв
колени руками и глядя мне в лицо своими странными светлыми глазами. Я
сразу приступил к делу:
- Мне нужно вызвать душу умершего.
Старик засуетился, подпрыгнул, стал отмахиваться руками:
- Зачем ты говоришь такие страшные вещи? Зачем спрашиваешь
невозможное? Разве можно беспокоить и вызвать душу, находящуюся в Садах
аллаха? Не хочешь ли лучше порошков от какой-нибудь болезни? Не нужно ли
тебе приворожить какую-нибудь белокожую и золотистоволосую красавицу?..
Я от этого отказался.
- Не хочешь ли ты увидеть кого-либо из живущих! Это я могу сделать.
Хочешь, я тебе дам такого варева, что ты почувствуешь себя царем? Вокруг
тебя будут прекрасные гурии, в мечтах ты достигнешь всего, что захочешь!
Или ты будешь великим полководцем, станешь управлять войсками? Или же ты
можешь услыхать чудную музыку... У меня есть разное лекарство для разных
людей. Какое бы ни было горе, если прийти ко мне и принять мое лекарство,
сейчас же забудешь свою печаль и испытаешь высшее спокойствие и счастье...
От всего этого я отказался и просил только вызвать мне душу умершего
человека, с кем я больше никогда не смогу повстречаться. Я сослался на то,
что он это сделал для моего хозяина Ораза. Тогда старик рассердился,
плюнул в сторону:



Назад