4aef3a5d

Ян Василий - Поход Ермака



ВАСИЛИЙ ГРИГОРЬЕВИЧ ЯН
ПОХОД ЕРМАКА
ПРЕДИСЛОВИЕ
Немного в истории примеров такого героизма, как смелый поход казаков в XVI в. для завоевания далекой, неведомой Сибири. Не много и героев столь своеобразных, безумноотважных, как Ермак и его небольшая, но грозная дружина.

Смелый орелатаман, затеявший неслыханное, грандиозное военное дело, и его удальцы воины – это истинные богатыри. Чемто стихийным веет от их могучих образов. Их поход – подвиг чисто сказочный, в духе древних русских былинных богатырей.

Но он не выдуман, этот подвиг, не создан в красивой сказке или звучной песне. Тем выше, тем удивительнее он. Тем сильнее, тем значительнее его воспитывающее влияние на юные души.

Эпизоды завоевания Сибири горстью удальцов, глубоко преданных своему делу, воодушевленных одной только идеей – завоевать для русского народа огромный, богатый Сибирский край и тем оставить о себе добрую память на века, – эти эпизоды невольно трогают душу, будят добрые чувства и оставляют неизгладимое впечатление.
Один из выдающихся наших педагогов и писателей говорит: «Если окружающая жизнь дает мало великих примеров героизма, пусть идет на подмогу литература, окрыляя юные души великими примерами прошлого или же героическими вымыслами, рожденными из души поэта!»
Цель настоящей повести – удовлетворить этому вполне справедливому педагогическому требованию. В ней перед читателем проходит вся грандиозная картина завоевания Сибири, с первого момента возникновения смелой затеи до последнего аккорда великого исторического события.
Придерживаясь строго проверенных исторических данных в отношении основного фона – завоевания Сибири, – автор оживляет этот исторический фон повествованием, в котором одинаково почетная роль выпадает и на долю русских победителей, и на долю побежденных, и отдает должную дань героизму как первых, так и последних.
В основу повествования положена история смелого юноши, случайно, по воле судьбы, попавшего в ряды разбойниковзавоевателей и сумевшего личными своими качествами вызвать к себе любовь даже в черствых, загрубелых сердцах. Рядом же с этим благородным юношей перед читателем проходят типы героев и героинь – туземцевдикарей, беззаветно преданных своей родине и готовых на всякую жертву ради сохранения свободы родного края.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
1. НЕОЖИДАННОЕ НАПАДЕНИЕ
– Саарынь нааа киичкууу!
– Саарынь нааа киичкууу! – зычно и протяжно повторило отклик отдаленным раскатом гулкое лесное эхо…
Лошади вздрогнули, рванули и неожиданно стали как вкопанные. Стала с ними и тяжелая, громоздкая дорожная каптана [колымага]. Из окна ее выглянуло старое морщинистое лицо, и взволнованный голос тревожно спросил, обращаясь к вознице:
– Слыхал, Егорушка, кричат будто?
– Слыхал, Игнатий Терентьич… И кто кричит смекаю. «Он» таперича на разные голоса аукаться станет, – отозвался с козел ражий парень в посконной сермяге.
– Лесной хозяин [леший], мыслишь? С нами крестная сила, не к ночи будь сказано, – и, торопливо осенив себя крестным знамением, старик скрылся в каптане.
– Саарынь наа киичкууу! – гдето близко, совсем близко, пронеслось по лесу.
Тихо ахнул Игнатий Терентьич.
Снова высунулось из окна каптаны встревоженное лицо.
– Егорушка, не «сам» это. По голосу слыхать: человечьими голосами кричитто, – дрогнув, пролепетали побелевшие от страха губы.
– «Он»то по всякому кричать может: попесьи и полюдски, – снова отозвался с козел возница, – а только и впрямь людские крики как будто, – заключил он, насторожившись и чутко прис



Назад