4aef3a5d

Ян Василий - Письмо Из Скифского Стана



Василий Григорьевич ЯН
ПИСЬМО ИЗ СКИФСКОГО СТАНА
________________________________________________________________
ОГЛАВЛЕНИЕ:
1. ВЕРБЛЮДЫ ОСТАНОВИЛИСЬ
2. ОГОНЕК В СТЕПИ
3. ЖЕНЩИНА В ЗОЛОТОЙ ТИАРЕ
4. ФИРМАН ВЕЛИКОГО ИСКЕНДЕРА
5. КИФАРЕД АРИСТОНИК
6. ПИСЬМО, КОТОРОЕ НЕ ДОШЛО
________________________________________________________________
...Она, может быть, еще жива.
Сухая, как стручок, темная, как
шоколад, она сидит около костра из
душистого вереска и рассказывает о
далеких временах, сверкая белыми зубами
и ожерельем из изумрудов. И в глазах
ее, блестящих живой мыслью, вспыхивают
синие искры чудесных воспоминаний...
А в т о р
1. ВЕРБЛЮДЫ ОСТАНОВИЛИСЬ
Четыре наших верблюда стояли, в недоумении поворачивая высоко
поднятые головы. Сошли с коней суровый Мердан, джигит-афганец, и
переводчик Курбан и остановились возле верблюдов, сбивая плетками соленую
пыль с сапог. Проводник, взятый из последнего персидского селения, сидел
на корточках и чертил веткой гребенщика по мягкой, как зола, солончаковой
почве.
Мы перевели коней на рысь и подъехали к нашему маленькому каравану.
Профессор Хэнтингтон, который всегда вспыхивал, как ракета, стал кричать
мне, погоняя своего маленького хивинского иноходца:
- Проводник, наверное, обманщик! Взялся проводить нас до Кяфир-Калы,
уверяя, что знает дорогу, а оказался обычным восточным лгуном. Ничего не
знает... Что мы будем делать? На вашей сорокакилометровой карте ничего не
понять. Города показываются там, где они не намечены, а нужных городов не
появляется. На американских картах этого не бывает.
Когда маленький профессор сердился, он всегда уверял, что "в Америке
все лучше".
- В чем дело, Курбан? Почему вы стоите?
- Вот этот человек говорит... - засмеялся по своей привычке Курбан,
скаля ослепительные зубы и забрав глаза во множество морщинок, - этот
человек говорит, что здесь три дороги и все три плохие. Если хорошо
заплатите, то он пойдет дальше, а не заплатите, повернет домой.
Хэнтингтон, вспомнив, что он сын набожного квакерского пастора, стал
еще пуще горячиться и выпаливать множество слов, которые Курбан вряд ли
понимал:
- Скажи этому несчастному обманщику, что если он договорился, если он
дал слово, то, как порядочный, честный гражданин, он должен это слово
исполнить! Американская пословица говорит: "Один человек - это одно слово,
а не два слова". У нас в Америке...
Я прервал его:
- Позвольте, дорогой Хэнтингтон! Все дело в каких-нибудь десяти
лишних кранах*. Дадим ему их и двинемся дальше...
_______________
* К р а н  - персидская монета, около 20 копеек (в описываемое
время).
- Они, понимаете, они... (Профессор подразумевал под словом "они"
всех "восточных" людей, в противоположность культурным "белым"; к
восточным он в душе причислял и меня - "московита".)... Они, - задыхался
Хэнтингтон, - будут над нами смеяться. Вся равнина от Зюльфагара* до Индии
будет через три дня знать, что мы дураки, которых всякий может обмануть.
Скажи ему, что он, как американцы говорят, "хэмбог" - надувальщик!..
_______________
* З ю л ь ф а г а р  - ущелье, где сходятся границы
Туркменистана. Афганистана и Ирана.
Курбан снова смущенно засмеялся. Оттянув челюсть вниз и скосив глаза
на кончик носа, он сказал:
- Слушаю, америкен бояр-ага*.
_______________
* Туркмены раньше называли знатных лиц "бояр". А г а  - дядя,
господин.
И он стал что-то говорить проводнику, равнодушно сидевшему на пятках.
Курбан указывал плеткой и на меня, и на американца, и на джиги



Назад