4aef3a5d

Ян Василий - Партизанская Выдержка, Или Валенки Летом



history_russiaВасилийГригорьевичЯнПартизанская выдержка, или Валенки летомРассказ «Партизанская выдержка» – написан в 1922 году в Минусинске со слов партизана П. Каллистратова, служившего тогда смотрителем городского «Домзака» (в то время так именовались тюрьмы); тогда же напечатан минусинской газетой «Власть труда».
rurutbmaHaali ExportXML MS Word macro, HEX Workshop, FBtools2003-04-16В.Г.ЕршовB94C531F-DABD-463C-B11E-A00EE05B48701.0Ян В. Г. С. с. в четырех томах. Том 4.ПравдаМосква1989Василий Григорьевич ЯН.
ПАРТИЗАНСКАЯ ВЫДЕРЖКА, ИЛИ ВАЛЕНКИ ЛЕТОМ
Партизана Петра Калистратова я впервые увидел в 1922 году на улице города Минусинска. Он шел прихрамывая, опираясь на палку, коренастый, крепкий, сероглазый. На него указал мой собеседник: – Посмотрите, это наш Калистратов! Видите, несмотря на летнюю жару, он в валенках.

Это не случайно. Он пережил такие дни, что только его закалка, его партизанское упорство, его нежелание сдаться, при, казалось бы, явной гибели, спасли его. Впрочем, лучше всего он сам обо всем расскажет.

На другой день товарищ Калистратов был в редакции газеты «Власть труда», где я тогда работал, и мне описывал свои переживания, и я как мог записал его рассказ.
«С первого дня, как в Минусинск пришли партизаны под начальством Петра Ефимовича Щетинкина, я вступил во второй Тальский полк. С частью этого полка мы прибыли в село Каптерево.

Вечером того же дня, часов в семь, получив приказание плавиться на левую сторону Енисея, мы это и сделали, заняв деревню Ачуры. Всего нас было две роты при двух пулеметах. Утром мы расположились возле деревни и выставили посты.

Я был отделенным командиром 1-го отделения второй роты. Мы знали, что белые близко, верстах в пятнадцати, и были готовы. Около половины десятого утра показались белые, открыли огонь по деревне и стали наступать тремя колоннами. Их было около тысячи человек пехоты и конницы.

При них было двенадцать пулеметов. Патронов они не жалели. Наш батальонный командир, товарищ Егоров, приказал нам выйти в цепь. Кроме нас, в деревне был еще отряд товарища Кобякова.

Хотя он был происхождения казацкого, но по убеждениям большевик и в свой партизанский отряд набрал человек семьдесят. Наши ребята быстро исполнили приказание, и обе роты, совместно с отрядом Кобякова, вышли в цепь.

Пришлось идти чистым полем под сильным пулеметным и ружейным огнем. Белые наступали, окружив нас с трех сторон, поддерживая между собой связь и желая припереть нас к реке. Когда бой начал затягиваться, то у нас и патронов осталось немного, и подвозить их было неоткуда.

Скоро у нашего пулемета на правом фланге осталось всего две ленты. Командир Егоров приказал перевезти его на правый берег Енисея. Стали у нас появляться раненые, уже набралось их около тридцати. Первым был ранен второй Егоров, член военно-следственной комиссии.

Белые сразу заметили, что наш пулемет убран, осмелели и стали пускать на нас кавалерию. Наши две роты, где были старые опытные бойцы, держались стойко.

А среди кобяковцев, где были молодые неопытные партизаны, началось смятение, и многие стали убегать из цепи обратно в деревню. Они в беспорядке прибегали на берег, занимали лодку, человек по восемь, и, захватив по две-три лопашни, спешно стали переправляться на другой берег Енисея.

Лодок же было около шестидесяти. Некоторые, без весел, гребли прикладом ружей. Погода была бурная, и на середине Енисея несколько лодок утонуло.

Часов пять-шесть длился бой, и цепи партизан все редели. Я хотел что-нибудь узнать о распоряжении начальника, но цепь



Назад