4aef3a5d

Ян Василий - Огни На Курганах



ОГНИ НА КУРГАНАХ
Василий Григорьевич ЯН
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
АЛЕКСАНДР В ДОЛИНЕ СЕДЫХ ГОР
Кто направлял средь битвы
Молнией властной десницы,
Неумолимый, как рок,
Удар золотых фаланг?..
Из песен Аристоника
МАКЕДОНСКАЯ ЗАСТАВА НА ПЕРЕВАЛЕ
Там, где угрюмый хребет Седых гор прорезан узким ущельем "Священных лоскутов" , близ источника Куропаток, под нависшими глыбами зеленоватого гранита с красными прожилками стоят полукругом кожаные палатки, растянутые на кольях. Они выгорели на солнце, и ветер не переставая треплет их.
Огонек костра с треском вспыхивает, когда в него подбрасывают пучок сухих колючек. Порывы холодного ветра уносят клубы густого дыма.

Ветер раскачивает длинные стебли растений с желтыми цветами, гонит по дороге сухие листья фисташковых деревьев, которые растут по склону горы, вцепившись корнями в трещины скал. Иногда скатываются легкие высохшие шары перекати-поля и, прыгая, несутся по каменистому ущелью.

По обе стороны тропы на всех кустах нацеплены розовые и синие выцветшие лоскутки, оставленные суеверными путниками. Ведь если не оставить подарка духам гор, спрятавшимся в глубине ущелий, то этим можно вызвать их гнев, и они сбросят скалу, напустят болезнь или заставят хромать лошадь, и путник не увидит родного дома!
Около костра, кутаясь в порыжелые шерстяные плащи, сидят бородатые воины. К огню протянуты их волосатые загорелые ноги, обутый в красные кожаные сандалии, подбитые гвоздями. Ремни от сандалий переплетены до колен.

Бронзовые шлемы, сдвинутые на затылки, потемнели от времени и носят следы многих ударов. Обветренные лица темны от пыли и загара. Глаза щурятся от едкого дыма.
- Проклятое место!.. - ворчит один. - Холодный ветер дует из этой щели, как из кузнечного меха.
- Но, но! Клянусь Гераклом, - кричит другой воин, - даже кони бесятся здесь, на этом проклятом перевале!
Восемь лошадей привязаны к коновязям, по четыре в ряд, головами в середину, четыре вороных и четыре рыжих. Два жеребца ржали и взвизгивали, стараясь достать друг друга.
Воин прикрикнул на них, схватил несколько длинных жгутов сена и стал раскручивать и пушить их перед присмиревшими конями.
- Аристоник никогда не позаботится о коне! Сидит где-нибудь на скале и мурлычет свою песню.
- Стой!.. - раздался крик между скал. - Стой, бродяга, а то я проколю тебе живот!
Все три воина вскочили, схватив копья.
- Аристоник не прозевал! Кто-то хотел пробраться мимо поста. Нужно придержать его.
- Куда идешь?.. - раздался сверху новый окрик по-персидски, и между большими камнями заметался странный, тощий человек.
С необычайной легкостью, размахивая руками и широким плащом, похожий на летучую мышь, он бежал по склону горы, прыгая с одной скалы на другую, и к нему спешили наперерез воины, бывшие в дозоре.
Путник сделал несколько прыжков, бросился к костру и здесь опустился на землю.
Этот человек, казалось, не мылся и не стригся от рождения. Длинные волосы, копной стоявшие над головой, спускались по спине чуть ли не до земли; они были заплетены в несколько кос, перевитых и перепутанных между собой и проткнутых на макушке длинными медными булавками.

Курчавая бурая борода двумя прядями падала на грудь. Из-под грязной гривы черные глаза бросали недоверчивые, звериные взгляды. Полуголое, почти черное, тощее тело покрывал изодранный плащ, заплатанный яркими лоскутьями. Странник был подпоясан несколькими разноцветными шнурками , на которых висели медные кривые ножи, щипчики, буравчики, сушеные змеи, ящерицы и другие диковинные знахарские принадлежности. на



Назад