4aef3a5d

Ян Василий - Колокол Пустыни



Василий Григорьевич ЯН
"Рассказы "Старого закаспийца"
КОЛОКОЛ ПУСТЫНИ
Между линией Среднеазиатской железной дороги и Хивой лежит громадная
пустыня, степь, называемая Каракум (черные, то есть страшные, пески).
История рассказывает, что через пустыню некогда протекала Амударья,
ныне впадающая в Аральское море. Действительно, через пустыню тянется,
извиваясь, как бы русло реки, где в разных местах остались озера и лужи
воды, настолько насыщенные солью, что ветви саксауловых деревьев, упавшие
в воду, покрываются красивыми белыми кристаллами в палец толщиной, а
встреченный мною труп верблюда был весь обвернут толстой соляной коркой.
Этим озерам в старом русле Амударьи, называемым Узбой и Унгуз,
кочевые туркмены приписывают целебные свойства и купают в них больных
чесоткой верблюдов.
Несколько лет назад я кочевал по Каракумам, возвращаясь в Ашхабад из
Хивы, вдвоем с туркменом - старым Шах-Назар Ходжомом, в молодости, до
завоевания Ахала, бывшим известным разбойником - аламанщиком, а теперь
служившим бравым урядником туркменского иррегулярного дивизиона. Как
знающий все тропы пустыни, он состоял моим проводником.
Мы ехали на легких ахальских жеребцах, имея запасным хивинского
иноходца, навьюченного двумя бурдюками воды. На главных тропах между
Ашхабадом и Хивой и Хивой и Геок-Тепе теоретически должны быть колодцы для
караванов, но на практике эти колодцы обвалились и высохли, вода имеется
только там, где кочующий с баранами туркмен или киргиз остановится на
долгое время, сам углубит и расчистит колодец и поддерживает, пока ему
нужно, воду в нем.
Поэтому приходилось всегда везти с собой воду, для себя и для наших
лошадей.
По пустыне вьются едва заметные в песках тропы, проложенные с
незапамятных времен проходившими караванами. Где почва глинистая - тропа
глубокая и узкая, как желоб, оттиснутая верблюжьими лапами; где песчаная -
там ветром наносятся груды легкого песка, сметаются следы, и приходится
ориентироваться по белеющим скелетам, священным деревцам с подвязанными
цветными тряпочками и по верблюжьему и бараньему помету.
Не дай бог потерять тропу, отклониться в сторону!
Песчаные холмы, покрытые редкой серебристой травой и низкими
саксауловыми деревцами, похожи один на другой, и через несколько минут
можно совершенно потеряться в безмолвных, однообразных песчаных барханах.
Если нет компаса и солнце затянуто тучами, то, как в море, сразу
теряется возможность найти север. Сами кочевники, опытные в умении
разыскивать тропу, устраивают на более высоких холмах вышки из хвороста и
костей животных, чтобы иметь какие-нибудь путеводные точки и не
заблудиться.
Несмотря на опытность Ходжома, много раз делавшего набеги на Хиву и
уводившего оттуда лошадей и верблюдов, мы потеряли дорогу невдалеке от
колодцев Куртыш на Узбое.
В этом месте дорога разветвлялась веером, шла несколькими тропинками,
и Ходжом выбрал неверную. Тропа стала виться между холмами, теряться, и,
наконец, мы поехали вперед безо всякой тропы.
Возвращаться назад невозможно и бессмысленно. Тропа так извивалась
между холмами, что направление ее все время менялось. Теперь нужно было
держаться одного направления по компасу, чтобы не кружиться на месте, и
надеяться, что мы пересечем новую тропу, которая нас приведет к
каким-нибудь кибиткам кочевников. Мешал нам также однообразный,
беспрерывный боковой ветер. Не затихая ни на минуту, он нес тучи легкого
песка, осыпал нас с ног до головы, рвал платье. Мы кутались в бурки,
должны были жмури



Назад