4aef3a5d

Ямпольский Борис - Праздничный Обед



Борис Ямпольский
Праздничный обед
За столом собралась вся семья - старшая дочь с мужем, сыновья с женами,
внуки, гости.
Во главе стола - маленькая женщина с лицом калорийной булочки и
взбитыми радиоактивными волосами.
Некогда она училась на юридическом факультете, потом вышла замуж за
ответственного работника, бросила юриспруденцию, народила детей, воспитала
их в высоком духе, переженила и теперь активно влияла на новые семейные
очаги.
- Женечка, - обращается она к одной из невесток, - попробуй, Женечка,
феноменальный плов, который приготовила наша Аллочка, я тебя уверяю,
проглотишь вилку вместе с пловом, и я не удивлюсь. Наша Аллочка могла бы
сделать феерическую карьеру. Когда она была еще совсем крошкой, ее погладил
по голове сам Гольденвейзер. Но Аллочка благородно подарила свою жизнь Дим
Димычу, на алтарь науки. Расскажите нам, что вы там изобрели, Дим Димыч, в
своем почтовом ящике? Дим Димыч, зять, худущий, желчный, как похоронная
свеча возвышающийся за столом, отводит глаза и молчит.
- Он у нас очень скромный, Дим Димыч, очень, очень и это хорошо, я вам
говорю, хорошо. А что, лучше иметь зятя нахала, говоруна? Ха! Ради бога.
Избавьте. Я ретируюсь.
Витюшенька, - говорит она младшему сыну, толстому мужчине с усиками, -
Витюшенька, скажи что-нибудь остроумное. Наш Витюшенька очень, очень
остроумный, а наш папа, Лев Семенович, был еще остроумнее. Наш папа, Лев
Семенович, был очень красивый, очень, очень, еще красивее Витюшеньки.
Витюшенька красивый, но Лев Семенович был еще красивее, он был ниже ростом,
но толще, толще, и очень красивый и остроумный. И вы знаете, на кого он был
похож? На Олега Стриженова. Как это ни парадоксально!
Магдалина, - обращается она к другой невестке,- твой муж Витюшенька
гроссмейстер, не какая-нибудь пешка. Ты должна за ним тянуться, ты должна
регулярно читать шахматный листок и разбирать композиции и быть полноценной
помощницей своего мужа. А вот когда наш Юрочка, - она обращает лицо к
старшему сыну, - был еще вундеркиндом, он был неземной, он говорил: "Мама, а
трава голубая?" Никто, никто не видел этого, все думали, что трава зеленая,
а он увидел ее голубой и лиловой, - помнишь, мой мальчик, мой ангелочек, как
ты увидел траву лиловой?
Ангелочек, багровый от коньяка, в одышке сопит над тарелкой, поедая
крабы в майонезе.
- Перестань, мама, я тебя умоляю.
- Что значит умоляю? Я разве говорю неправду? Я ведь говорю святую
высшую правду. Пусть все знают, как у тебя устроены хрусталики глаз. Это не
военная тайна. Аллочка, доченька, расскажи гостям, как вы с Дим Димычем
провели праздник Первое мая в своем кооперативном доме композиторов. Какой
прекрасный дом. Единственный! Он весь звучит музыкой, каждая квартира - это
храм музыки. Кто еще живет в вашем доме, кроме вас? Шостакович? Нет, не
живет Шостакович? А Святослав Рихтер живет? И Матвей Блантер живет? В одном
подъезде? И уже, наверное, живет доцентка Леман-Крандиевская!
Леман-Крандиевская! Моя подруга, моя лучшая, самая старая, самая милая,
роскошная подруга. Она заболела и просила купить и принести ей в больницу
двести грамм сыра датского, триста грамм колбасы любительской и два сырка
сладких. Я пошла в магазин и купила, как она просила, двести грамм сыра
датского, триста грамм колбасы любительской и два сырка сладких, и еще от
себя банку варенья, по своей инициативе. И она очень, очень обрадовалась
мне, хорошо приняла, и тут же заплатила за двести грамм сыра датского,
триста грамм колбасы любительской, д



Назад