buy generic cialis online 4aef3a5d

Якубовский Аскольд - Голоса В Ночи



Аскольд Якубовский
Голоса в ночи
Он видел - падает в океан горящая капсула.
Видел - ее огонь перечеркнул тучи и вошел в желтизну закатного
горизонта.
И встал на воде белым крестиком.
За ним, далеко-далеко, в слепящей желтизне заката и входящего в воду
солнца, была ракетная база. Она нащупывала его (и капсулу) своими
локаторами.
- Черт все побери! - закричал Сельгин и прикрыл глаза ладонями. Он
нажимал на глаза, но видел капсулу, опершуюся крыльями о воду.
Она не тонет, поплавки держат ее, он выбросился рано.
Но Синугола велела. "Бедная моя лодочка!" - подумал Сельгин.
- Черт все побери! - гневно вскрикнул он и подобрал ноги - парашют не
мог далее нести его. Сельгин падал в океан, в воду. До живой, корчащейся
ее поверхности оставалось два или три метра.
Вода!.. Гребни, кипящие какими-то пузырьками, подскакивали и хватали
его за ноги.
Вода! Вот она схватила его, повернула на стропах, показав ему черноту
других горизонтов.
Вода казалась Сельгину отвратительно густой. Эти пузырьки... Они со
сверкающей желтой точкой посредине, они смотрели на него рыбьими глазами.
И Сельгин понял - океан страшно, опасно живой. И ощутил тоску по простоте
космоса. Тот предельно ясен. Он - формула, написанная мелом на черной
доске. Сельгину хотелось видеть его, жить в нем, летать. Обязательно. (А
здесь он видел суету туч, их грозную черно-ржавую окраску, горящую
ракетную капсулу, стоящую на волне. Ее держали надутые автоматом
поплавки.)
Но волны поднялись над ним, схватили его. Рывок! Удар! Задержав
дыхание, Сельгин дернул рычаг спаскостюма. Тот стал медленно надуваться,
сжав бока и горло тугой резиной. Он высоко поднял голову Сельгина над
водой.
И Сельгин поплыл - костюм образовал небольшой резиновый плотик. Сельгин
лежал и злобно смотрел на воду. К нему, желая утопить, шли волны, большие
и мелкие. Но на этих мелких сидели другие волны - помельче, на тех -
крохотные. И все злые...
Вот плеснулись Сельгину в лицо.
Он сжал губы.
- Спокойствие, - захрипел спас-костюм. - Полное спокойствие, я берегу
вас.
Это было так неожиданно, что Сельгин рассмеялся запрокинутым кверху
ртом. И сразу глотнул воду. Он сплюнул.
- ...Понимаю ваш смех как нервное расстройство. Прежде всего полное
спокойствие, - шипел, будто простуженный, голос робота. - Доверьтесь мне,
я удержу вас на плаву двое суток. Есть запас питьевой воды. Не забывайте -
паника увеличит расход белков и витаминов. Будьте спокойны. Я забочусь о
вас, я, спас-костюм N 10381, серия СК.
И Сельгин увидел - к его щекам потянулись две трубки, одна красная,
другая густого синего цвета.
- Вода, - сказал автомат, постукивая Сельгина по носу синей трубкой, и
повторил: - Вода.
- А пища? - спросил Сельгин.
- Пища... - Вторая трубка стукнула его.
И тотчас заговорила, жужжа и треща, база Синуголы. Вертолеты они не
посылали - сильно штормит.
- Жди Руфуса, старик, - велели ему. - Жди.
Волны становились крупнее. Подходила та гроза, которая сбила его, родив
на закрылках капсулы шаровые молнии, четыре электрических апельсинчика.
Сельгин засек их по внезапной сумятице приборных стрелок. А сначала шло
так удачно - оторвался от "Фрама", сошел с орбиты и стал проваливаться
вниз, до воздушного слоя. Ударился о него и, подскакивая, пронесся вокруг
шара по траектории снижения. Скользнул над Африкой и Атлантикой... А там
Кордильеры, Тихий океан... Индийский! (Здесь-то и был грозовой фронт. Он
прошел сквозь снежные его горы.)
Внезапная сумятица приборов принудила его осмотреться,



Назад