4aef3a5d

Яковлева Елена - Блефовать, Так С Музыкой



Елена ЯКОВЛЕВА
БЛЕФОВАТЬ, ТАК С МУЗЫКОЙ
Анонс
Любимый мужчина Галины Генераловой - геофизик Парамонов - исчез из ее
жизни десять лет назад. И вот в один из декабрьских дней она находит в
почтовом ящике записку от экс-любовника. Он назначил ей встречу на завтра,
но так и не пришел. Зато вместо него к Галине явился майор Сомов и
рассказал, что Парамонов уехал в США и там разбогател. Неделю назад он
объявился в Москве и вдруг исчез. Затем к Галине приходит вереница
сомнительных личностей, и все они интересуются Парамоновым. Галина решает
выяснить, с чем связан такой интерес к ее бывшему возлюбленному. Она решает
начать его поиски с одной подмосковной свалки...
События, описываемые в повести, являются стопроцентным вымыслом, а
потому любые совпадения с реальностью следует считать случайными.
ПРОЛОГ
Все началось с того, что, возвращаясь с работы в декабрьских сумерках,
я по привычке заглянула в почтовый ящик и обнаружила в нем записку.
Несколько слов, в спешке накорябанных на вырванной из записной книжки
страничке с латинской буквой L. Полсотни неровных, прыгающих букв, в смысл
которых мне пришлось врубаться долго и мучительно, и не потому, что почерк
был таким уж неразборчивым, а совсем по другой причине, вы ее узнаете со
временем.
"Был у тебя - не застал, заскочу завтра вечером. Парамонов". Я снова и
снова перечитывала нежданное послание, перечитывала и не понимала, что
должна при этом чувствовать.
Глава 1
ОПЕРАЦИЯ ВОЗМЕЗДИЯ
Парамонозависимость - этот термин придумала моя подружка Светка
примерно на третьей неделе нашего с Парамоновым романа, когда все мои
горести были еще впереди, горести, которые она прозорливо предвидела. В те
приснопамятные времена я усердно стирала парамоновские рубашки, штопала
носки, а он, изредка отрываясь от своей диссертации по геофизике, сладко
потягивался и чмокал меня в макушку, поощряя на новые хозяйственные
подвиги. Слава богу, в еде он был неприхотлив и из всех разносолов
предпочитал жареную картошку и квашеную капусту, а то еще неизвестно,
надолго ли хватило бы моих познаний в кулинарии.
Так вот, Светка такой моей жертвенности не понимала и не упускала
случая сдобрить мою "бочку меда" хорошим половником отборного дегтя.
"Да ты же как на барщине, - скворчала она, как масло на сковородке, -
нельзя так растворяться в мужчине! Пойми ты наконец, что даже самая
высокоорганизованная особь из этого проклятого племени не способна оценить
такой самоотверженности!"
Но я ее не слушала и растворялась, растворялась... Пока не
растворилась окончательно, без остатка и без осадка. По большому счету, это
довольно сладостное ощущение, хотя и звучит несколько драматично. А Светку
я не слушала и окончательно с ней разругалась, когда она заявила, что меня
нужно срочно отправить на принудительное лечение от парамонозависимости. И
все же она была права, и я поняла это довольно скоро, поняла умом, в то
время как сердце мое продолжало выбивать счастливую чечетку при одном
парамоновском намеке на нежность, которая случалась все реже и реже.
Нет, он не говорил мне: "Закрой рот, дура, я все сказал", для этого он
был слишком хорошо воспитан, только все чаще ронял: "Занялась бы ты своими
делами, что ли...", и в его голосе звучали нотки плохо скрываемого
раздражения. А я не имела ни малейшего представления, как отделить свою
жизнь от парамоновской, притом что в те далекие времена песенку "Я - это
ты, ты - это я" никто и слыхом не слыхивал. Я предпринимала отчаянные
попытки удержать



Назад