4aef3a5d

Яковлев Вениамин - Мальчик Толя В Стране Идиотов



Вениамин Яковлев
Мальчик Толя в стране идиотов
Толе было лет 5 или 50, или 500... Не всё ли равно? В стране, где Толя
родился, времени не было и возраст исчислялся ростом, ранами, болями,
битами... чем угодно, только не временем. Толя был очень маленького роста и
поэтому назывался мальчиком.
Папу Толи звали Мистери Техно, маму - Техно Порно. Отсюда полное имя
мальчика значилось Анатолий Мистери Техно Порно.
Толя ходил в сад садомазохистов, возглавляемый тамошним аристократом
маркизом де Садом. Охранялся детский сад двумя удавами - одного звали Хомо
Сапиенс, другого - Чуин Гам; воспитательниц звали Ретроспектива и Заплатка.
Заплатка вообще-то была нянечка, она была добрая и всё ставила заплатки, кому
на сердце, кому на штаны; всем помогала. Все дыры лудила и заплатки ставила.
Дети и взрослые любили её ровно настолько, чтобы не переставать презирать за
ненавистное качество - доброту: доброту терпеть не могли на планете идиотов.
Были у Толи приятели: Хам (однажды он сорвал покрывало с наготы отца,
черный, похожий на эфиопика, нахальный мальчик, к тому же карманник и
предатель). Другого мальчика звали Фэд-Микрон, потому что его острые глазки
как бы фиксировали всё происходящее на аппарате. Правда, было впечатление, что
Фэд всякий раз забывал зарядить свои мозги пленкой и работа шла впустую. Маму
Фэда звали госпожа Всуе, она владела лавкой для детей-недоносков (продавала
одежду и ещё что-то запрещенное). Третьего Приятеля Толи звали Маг -
опять-таки не в силу его магических способностей, а потому что Маг всё
запоминал и потом пересказывал, доносил. Ещё его звали Третье Око, глаз у него
был немигающий, как в радиоприемнике. Мага все тихо ненавидели, за что
чрезвычайно уважали - к тому же боялись.
* * *
О городская паранойя! Как ты легко входишь в плоть и кровь.
...Троллейбус шел минут 30, и все эти полчаса двое молодых мужчин не
переставали смотреть в глаза друг другу с колким оскорбительным подозрением.
Когда автобус остановился, их обоих отправили в дурдом, потому что у них
возникло умопомешательство. Оказывается, каждый подозревал в другом контролера
и на почве страха заболел манией преследования. Обратились в Госстрах,
Госбанк, - но ведь не книжка жизни, - не помогло, имена не нашли и спрятали их
в местной психушке под вальсирующим названием "Мягкие Подушки" на века, на
века...
По крайней мере, до конца света.
* * *
Толя работал в главке и ехал на службу. Был он чрезвычайно маленького
роста и отсюда легковесен, как бумажный змей. Уже при выходе из метро какой-то
малорослый толстый буйвол в очках толкнул Толю в живот так, что Толя отлетел
на метр. Буйвол рвался к автомату газет, он спешил зарядиться духовной пищей
до работы, боясь, что если не прочтет утром новости, не сможет крутить
болванку и нажимать на педаль, изрыгая при этом богохульные ругательства на
незнакомом языке. Буйвол ходил к пятидесятникам; нет, он не верил в Бога,
дурни из страны Идиотов не верили ни во что, но ему на службе запретили
ругаться по-идиотски, т.е. на языке тамошних жителей, и вот он пошел к
пятидесятникам, чтобы научиться говорить (ругаться) на незнакомом языке.
У Толи были родственники: тетя Работа и дядя Робот. Оба, правда,
игнорировали Толю, потому что работать он не умел, получал нули и дыры вместо
валюты Отпетых Воров, а дядя Робот вообще Толю не замечал, считая, что при
удобном случае просто даст ему чугункой по голове, и Толя пойдет на
переработку в бензин, в котором дядя Робот очень нуждался, будучи



Назад