4aef3a5d

Яковлев Юрий - Вратарь



Юрий Яковлевич Яковлев
ВРАТАРЬ
ВЕЛИКОЕ НЕПОСЛУШАНИЕ
Когда зимним вечером вы пройдете по Большой Кирпичной, то обязательно
услышите отдаленный гул, который то замирает, то вспыхивает с новой силой.
Кажется, гдето за домами бушует маленькое незамерзающее море: гудит
штормовой ветер и на берег накатываются тяжелые волны. Если вас
заинтересует это странное зимнее море, то дойдите до Новосельской и
сверните в арку углового дома. Перед вами откроются огни полярного сияния
и клубы мутного пара, которые обычно поднимаются над теплым течением.
Только присмотревшись, вы обнаружите, что никакого моря нет.
Есть ледяное поле, где гудят голоса маленьких любителей хоккея, звенят
коньки и сломанные клюшки отлетают, как обломки кораблей. И если вы
зайдете сюда, вам обязательно расскажут о Саньке Красавине.
Надо было видеть, как он стоял в воротах. Колени согнуты, голова
опущена, подбородок уперся в грудь, острые, чуть прищуренные глаза смотрят
вперед. Санька видит насквозь атакующих противников со всеми их хитростями
и приемами. Такой уж у него дар - за мгновенье до щелчка знать, в какой
угол полетит шайба. Он редко ошибался. Яростный бросок вперед - и даже
самые внимательные болельщики не успевают оглянуться, как шайба
оказывается в "ловушке".
Случалось, что после победы восторженные поклонники уносили Саньку на
руках. И он плыл над маленьким ледяным морем, размахивая клюшкой, как
веслом. Что было, то было!
Но однажды субботним вечером произошло событие, которое перевернуло всю
дальнейшую Санькину жизнь, разрушило его планы, нависло угрозой над
главной его мечтой. Витька Чернов из соседнего дома прорвался к воротам.
Он сделал обманное движение - замахнулся и чуть промедлил с ударом, - а
Санька, опытный Санька, попался на его хитрость: рванулся в правый угол.
Шайба же покатилась в левый. Спасая положение, Санька выбросил ногу влево
и задержал шайбу! Когда же попробовал встать, острая боль пронзила ногу, и
Санька снова очутился на льду.
Доктор сказал:
- Перелом лодыжки... Нехороший перелом.
- Играть смогу? - в упор спросил Санька Красавин.
Доктор покачал головой.
Теперь вместо клюшки в руках лучшего хоккейного вратаря с Большой
Кирпичной появился костыль, а вместо ботинка с коньком ногу сковал гипс. И
сам он стал тяжелым и неповоротливым. Выходя из дома, Санька старался
быстрее проковылять к арке, чтобы не слышать похожий на морской прибой шум
голосов. А когда до слуха долетал пронзительный клич "Шайбу!", морщился,
словно кто-то специально дразнил его.
Когда товарищи по команде спрашивали Саньку Красавина, скоро ли он
вернется в строй, раненый вратарь отвечал: "Недельки через две встану в
ворота". А через две недели он говорил: "Скоро... Уже почти не болит.
Осталась ерунда".
На что он надеялся? На счастливый случай? Ведь врач ничего не обещал
ему. А когда наконец снял гипс, то сказал:
- Будь осторожен. Перелом может повториться. О хоккее забудь.
Но как забыть о хоккее? Как вычеркнуть из жизни стремительный вихрь
атак, звон коньков, свист летящей шайбы и приятную тяжесть доспехов, в
которых чувствуешь себя водолазом? Как оторвешь от сердца маленькое
ледяное море, которое в момент игры оживает, становится теплым и бурным,
сбивает с ног и поднимает на гребень счастливой волны? Врачу легко
рассуждать, он и клюшки-то небось не держал в руках. А что скажет Санька
своим товарищам по команде? Ведь они ждут его. Надеются. Сейчас он придет
во двор и ребята спросят: "Скоро, Сань?" Неужели у него повернется язы



Назад