4aef3a5d

Яковлев Юрий - Продается Старая Лошадь



Юрий Яковлевич Яковлев
ПРОДАЕТСЯ
СТАРАЯ ЛОШАДЬ
ЧЕТВЕРОНОГИЕ ДРУЗЬЯ
В дачном поселке все фонарные столбы обклеены объявлениями. Даже когда
наступает зима и жизнь здесь замирает, маленькие поблекшие листочки
продолжают сообщать, что "сдаются две комнаты с террасой", "продается
детская коляска", "требуется няня", "имеются клубничные усы "Наполеон" и
"учительница-пенсионерка дает уроки английского языка". Эти объявления,
сделавшие свое дело, никто не читает, и они напоминают прошлогоднюю
газету, в которой все новости давно устарели.
По узкой дорожке, протоптанной в глубоком снегу, шел мальчик в валенках
с подшитыми кожей задниками и в меховой шапке, которая налезала на
переносицу и грозила закрыть глаза. Мальчик возвращался из булочной и в
согнутой руке нес два кирпичика хлеба. Хлеб был теплый, и мальчик грел об
него маленький широкий нос и подбородок со впадиной.
Светило солнце, красное от мороза. Со стороны леса тянул леденящий
сквознячок. Покрытые густым инеем провода свисали белыми шершавыми
канатами. Под ногами мальчика весело похрустывал снег. А теплый хлеб как
бы попал к нему прямо из жаркого лета.
Вдруг мальчик услышал слабый шорох. Он остановился, прислушался,
огляделся и увидел, что на столбе отклеился верхний уголок бумажки и
шуршит, как бы призывая прохожих прочитать, что написано. Мальчик хотел
было идти дальше, но бумажка слала ему свой настойчивый сигнал. Он сошел с
тропки и, сделав несколько шагов по глубокому снегу, подошел к фонарному
столбу. На объявлении с оторванным уголком было написано: "Продается
старая лошадь. Красносадская, 113". Слова были выведены неровными
печатными буквами. Так пишут дети, которые учатся писать, или старики, у
которых не гнутся пальцы. Чернила утратили яркий цвет, и буквы были
бурыми, словно заржавели от долгих осенних дождей.
"Лошадь продается!" - усмехнулся мальчик и уткнулся носом в теплый
кирпичик. Ему никогда не приходило в голову, что лошади продаются. Никто
из его знакомых никогда не продавал и не покупал лошадей. "Интересно,
сколько стоит лошадь? Собака стоит пять рублей, - рассуждал он, - а лошадь
в сто раз больше собаки. Дорого! - вздохнул мальчик и тут. же подумал:
"Может быть, старая лошадь стоит недорого? Все старое дешевле".
Мальчик потоптался у столба, поразмышлял и, поскольку покупка лошади не
входила в его планы, зашагал дальше.
Солнце поднималось выше, разгоралось, и тени на снегу стали синими.
Мальчик шел домой, грыз вкусную душистую горбушку и следил за своей синей
тенью, бесшумно скользящей по колючему кристаллическому снегу. Мысль о
лошади осталась сзади, у столба с шуршащим листком.
Но неожиданно мальчик подумал: "Хорошо бы купить лошадь.
Лошадь даже лучше велосипеда. А что делать с лошадью? Гулять.
Скакать верхом. Если на белой в яблоках лошади прокатиться по поселку,
все ребята умрут от зависти!"
Он зажмурил глаза, чтобы явственно представить себя в седле, пахнущем
кожей, но вместо гордого скакуна в яблоках увидел гнедую рабочую лошадь с
тяжелыми ногами, с челкой, налезающей на глаза, с большими усталыми
глазами. Это была единственная лошадь, которую он знал, - встретил ее,
когда ездил к бабушке в Рязанскую область, в деревню Шемордино. Лошадь
звали Стрелкой. Вероятно, когда ей давали имя, думали, что она будет
мчаться, скакать, легко нести на себе всадника. Но судьба лошади сложилась
иначе: всю жизнь она работала в поле, на огородах, ходила в упряжке -
тянула то телегу, то сани.
Когда Стрелку привели из колхоза к б



Назад