Гостиница Волхов 2 4aef3a5d

Яковлев Юрий - Последний Фейерверк



Юрий Яковлевич Яковлев
ПОСЛЕДНИЙ ФЕЙЕРВЕРК
ВЕЛИКОЕ НЕПОСЛУШАНИЕ
- Послушайте, мальчики! Знаете ли вы, что я был знаком с самим Джузеппе
Роджеро? Это был знаменитый мастер. Огненный композитор. Он исполнял свои
произведения не на скрипке и не на тромбоне. Его музыка рассыпалась в небе
разноцветными огнями...
Мальчишки с открытыми ртами сидели на пороге старого бастиона и слушали
рассказ дяди Евгения. А он, худой, костистый, с двумя большими морщинами
на впалых щеках, с редкими пепельными волосами, широко разводил руки,
словно открывал перед маленькими слушателями всю свою жизнь.
- Джузеппе Роджеро был молод и красив. Его вороненые кудри развевались
на ветру, а большие черные глаза горели неиссякаемым восторгом... Я был
его учеником.
При слове "ученик" мальчики сразу представили себе дядю Евгения за
школьной партой, а красавца Джузеппе Роджеро на месте учителя. Дети
никогда не видят взрослых молодыми. Им трудно представить себе дядю
Евгения мальчиком, и поэтому в воображении ребят дядя Евгений сидел за
партой в своих стираных-перестираных полотняных брюках, в белой рубашке с
неизменным галстуком"бабочкой" на худой шее. А учитель Роджеро с
развевающимися кудрями звал дядю Евгения к доске и велел ему взять мел и
писать.
Старый бастион стоит на обрыве над самым морем. Когда разыгрывается
шторм, море с грохотом идет на приступ каменной башни.
Волны лезут по скалам, но обрываются и падают вниз, разбиваясь о камни.
Бастион неприступен. Когда-то здесь стояла крепость. Неизвестно, отчего
больше пострадало это славное боевое сооружение - от турецких ядер или от
времени. Над пористым потемневшим камнем выросла акация. Ее легкая,
призрачная листва еще больше оттеняет тяжесть и угловатость бастиона.
В бастионе стоит пушечный дух. Но не потому, что в нем ухают старинные
пушечные орудия, которые заряжают с дула и подпаливают смоляным факелом.
Этот дух поддерживает "адская кухня" - пиротехническая мастерская дяди
Евгения. "Адской кухней" дядя Евгений называет ее, когда у него плохое
настроение. При хорошем же расположении духа пиротехник зовет свой бастион
"мастерской праздника". Мальчишки не помнят, когда появилась эта необычная
мастерская. Вероятно, дядя Евгений облюбовал башню бывшей крепости задолго
до их появления на свет.
Дядя Евгений очень худ. Кости проступают на скулах, на подбородке, на
острых плечах и на лодыжках ног. Кажется, он сделан из того же материала,
что и бастион. Ежедневно он снимает с двери висячий замок, похожий на
большой каблук, и входит под своды своей таинственной мастерской. Сюда не
ступала нога ни одного мальчишки. Невысокий стертый порожек преграждал им
путь, как строгая граница. И плохо приходилось тому, кто вопреки запрету
дяди Евгения осмеливался нарушить эту границу.
Зато смотреть можно сколько угодно. Смотреть, спрашивать,
интересоваться содержанием банок, выпытывать секреты составления огненных
смесей - это может каждый. И поэтому любой мальчишка из соседнего детского
дома в курсе дела, из чего делают римские свечи и бенгальские огни. И
каждый назубок знает всю огненную палитру дяди Евгения: красный цвет -
соли стронция, зеленый - соли бария, синий - углекислая медь.
- Вот подрастете, - говорил дядя Евгений своим друзьям, - я научу вас
искусству пиротехники.
Мальчишки клялись посвятить свою жизнь этому удивительному ремеслу. Но
когда подрастали, их почему-то переставали интересовать бенгальские огни,
и они находили интерес в других профессиях.
Дядя Евгений оставал



Назад