4aef3a5d

Яковлев Юрий - Письмо Марине



Юрий Яковлевич Яковлев
ПИСЬМО МАРИНЕ
ПЕРВЫЕ ОТКРЫТИЯ
Он стукнул перышком и вывел первое слово: "Марина". Он долго думал
прежде, чем написать это слово.
Оно должно быть не первым, а вторым. А перед ним ему хотелось написать
"дорогая", или "милая", или "самая лучшая". В его голове пронеслась целая
вереница слов. Они были скрыты в дымке стыдливости и звучали вполголоса,
словно кто-то произносил их шепотом.
Он испугался этих слов. И поэтому, когда написал "Марина", ему сразу
полегчало.
Он грыз кончик тонкой оранжевой ручки и раскачивался на стуле, словно
хотел научить стул стоять на двух ножках.
Оказывается, писать письма - трудное дело. Потруднее алгебры.
Он перестал качаться и уставился в одну точку. И увидел перед собой
Марину. Он увидел ее так отчетливо, словно сидел за партой и скашивал
глаза. Он видел ее профиль: каштановые волосы, белый лоб, ровный нос.
Румянец не на щеке, а повыше - на скуле. Он так хорошо изучил Марину, что
мог бы ее нарисовать по памяти.
Когда на уроке он смотрел в сторону Марины, из оцепенения его выводил
голос учительницы:
- Почему ты смотришь в сторону?
Он вздрагивал и невпопад отвечал:
- Я смотрю в тетрадку.
- А надо смотреть на доску, когда я объясняю.
Хорошо, он будет смотреть на доску. Доска скрипела. Мел крошился. Цифры
казались ему какими-то непонятными знаками, лишенными всякого смысла. Он
смотрел на доску, а видел Марину, словно учительница рисовала ее портрет
на доске.
Потом началась зима. Шел снег. Это спускались с неба миллионы маленьких
раскрытых парашютов. Целый десант.
После урока играли в снежки. Марина была самой красивой девочкой, и
поэтому ей доставалось больше всех. В некрасивых никто не бросал снежки.
Каждому хочется бросить в красивую. Марина защищалась. Она закрыла лицо
портфелем, как маленьким боевым щитом. Но ребята кидали со всех сторон.
Сперва Марина смеялась.
Потом в ее глазах появился испуг. Когда снежок попал за воротник ее
серой меховой шубки, ему захотелось кинуться на ребят, защитить Марину,
пусть даже попадет по уху. Но вместо этого он слепил свежий сырой снежок и
тоже кинул в Марину. Он ненавидел себя за это, но ничего тогда не мог с
собой поделать.
Сейчас надо написать об этом снежке. Пусть Марина не думает, что она
такой бесчувственный чурбан. Он не хотел...
Он уперся локтями в стол и стал смотреть в окно. Стены домов, каменные
ограды, стволы деревьев были старательно побелены. Вероятно, людям,
живущим на юге, белый цвет напоминает свежий морозный снег.
Он подумал о том, как в феврале встретил Марину в коридоре и, заикаясь
от смущения, сказал:
- Приходи на каток.
Он был уверен, что Марина скажет какую-нибудь дерзость. Но она
почему-то сразу согласилась.
- Если хочешь, приду, - сказала она и посмотрела на него серьезными
карими глазами. - Жди меня у входа в семь.
Он пришел на каток в половине седьмого. У него не было часов, и он
боялся опоздать. Он стоял на противоположной стороне и внимательно следил
за входом. Шел крупный бесшумный снег. Горели десятки лампочек. Из всех
лампочек было составлено слово "Каток".
Веселая музыка наполняла его сердце тревогой. Несколько раз ему
чудилось, что идет Марина. А это оказывались другие, незнакомые девчонки.
И каждый раз, когда он ошибался, ему становилось неловко.
Он ждал долго, и ему уже начинало казаться, что Марина не придет.
Наконец он увидел, как она подошла к ярко освещенному входу. Он не
бросился к ней навстречу, а спрятался за уступом дома и стал смотреть на
нее. Она



Назад