4aef3a5d

Яковлев Юрий - Девочки С Васильевского Острова



Юрий Яковлевич Яковлев
ДЕВОЧКИ
С ВАСИЛЬЕВСКОГО ОСТРОВА
ВЕЛИКОЕ НЕПОСЛУШАНИЕ
Умерли все. Осталась одна Таня.
Из дневника Тани Савичевой.
Ленинград, 1942 год.
Я Валя Зайцева с Васильевского острова.
У меня под кроватью живет хомячок. Набьет полные щеки, про запас, сядет
на задние лапы и смотрит черными пуговками... Вчера я отдубасила одного
мальчишку. Отвесила ему хорошего леща. Мы, василеостровские девчонки,
умеем постоять за себя, когда надо...
У нас на Васильевском всегда ветрено. Сечет дождь. Сыплет мокрый снег.
Случаются наводнения. И плывет наш остров, как корабль:
слева - Нева, справа - Невка, впереди - открытое море.
У меня есть подружка - Таня Савичева. Мы с ней соседки. Она со Второй
линии, дом 13. Четыре окна на первом этаже. Рядом булочная, в подвале
керосиновая лавка... Сейчас лавки нет, но в Танино время, когда меня еще
не было на свете, на первом этаже всегда пахло керосином. Мне рассказывали.
Тане Савичевой было столько же лет, сколько мне теперь. Она могла бы
давно уже вырасти, стать учительницей, но навсегда осталась девчонкой...
Когда бабушка посылала Таню за керосином, меня не было. И в Румянцевский
сад она ходила с другой подружкой. Но я все про нее знаю. Мне рассказывали.
Она была певуньей. Всегда пела. Ей хотелось декламировать стихи, но она
спотыкалась на словах: споткнется, а все думают, что она забыла нужное
слово. Моя подружка пела потому, что когда поешь, не заикаешься. Ей нельзя
было заикаться, она собиралась стать учительницей, как Линда Августовна.
Она всегда играла в учительницу. Наденет на плечи большой бабушкин
платок, сложит руки замком и ходит из угла в угол. "Дети, сегодня мы
займемся с вами повторением..." И тут споткнется на слове, покраснеет и
повернется к стене, хотя в комнате - никого.
Говорят, есть врачи, которые лечат от заикания. Я нашла бы такого. Мы,
василеостровские девчонки, кого хочешь найдем! Но теперь врач уже не
нужен. Она осталась там... моя подружка Таня Савичева. Ее везли из
осажденного Ленинграда на Большую землю, и дорога, названная Дорогой
жизни, не смогла подарить Тане жизнь.
Девочка умерла от голода... Не все ли равно отчего умирать - от голода
или от пули. Может быть, от голода еще больнее...
Я решила отыскать Дорогу жизни. Поехала на Ржевку, где начинается эта
дорога. Прошла два с половиной километра - там ребята строили памятник
детям, погибшим в блокаду. Я тоже захотела строить.
Какие-то взрослые спросили меня:
- Ты кто такая?
- Я Валя Зайцева с Васильевского острова. Я тоже хочу строить.
Мне сказали:
- Нельзя! Приходи со своим районом.
Я не ушла. Осмотрелась и увидела малыша, головастика. Я ухватилась за
него:
- Он тоже пришел со своим районом?
- Он пришел с братом.
С братом можно. С районом можно. А как же быть одной?
Я сказала им:
- Понимаете, я ведь не так просто хочу строить. Я хочу строить своей
подруге... Тане Савичевой.
Они выкатили глаза. Не поверили. Переспросили:
- Таня Савичева твоя подруга?
- А чего здесь особенного? Мы одногодки. Обе с Васильевского острова.
- Но ее же нет...
До чего бестолковые люди, а еще взрослые! Что значит "нет", если мы
дружим? Я сказала, чтобы они поняли:
- У нас все общее. И улица, и школа. У нас есть хомячок. Он набьет
щеки...
Я заметила, что они не верят мне. И чтобы они поверили, выпалила:
- У нас даже почерк одинаковый!
- Почерк? - Они удивились еще больше.
- А что? Почерк!
Неожиданно они повеселели, от почерка:
- Это очень хорошо! Это прямо находка. Поедем с нами.




Назад